Про Бо, теософию и переселение душ

Воскресенье, 7 Октябрь, 2007

Жил-был на свете маленький ослик по имени Антон. Хотя все его звали Лёвой. Ослик обижался и говорил, что он не Лёва, а Антон. Но все в ответ только смеялись:

— Во-во! Врешь ты, Лёва, как Троцкий.

И был у ослика друг – заяц Боливар. Его так все называли. Заяц обижался на всех и говорил, что его зовут не Боливар, а Бо. Но все в ответ только смеялись:

— Ладно, Лёва врет, ему можно. Он все-таки в прошлой жизни был Троцким. А ты-то чего?

А Бо и впрямь был враль редкий. Рассказывал, что внебрачный родственник Куваева. А так как Куваев всё отрицал, то Бо так и прослыл зайцем-вралем.

Случилось, что ослик и заяц пошли в пиццерию. Антон любил пиццу и пиво. А Боливар не любил ни того, ни другого. Но всегда шел за компанию с осликом и ел до тошноты, тем самым, выражая свое смирение перед дружбой и готовность жертвовать для товарища своими собственными желаниями. Он и вообще был позёр.

И вот, доедая пиццу, Антон поинтересовался, как бы невзначай:

— Бо, а ты читал Блаватскую? Ну, там про всякие расы, про арийцев, про атлантов?

На что заяц вежливо ответил:

— Слушай, блин, пошел ты на хрен. Я, блин, ем, не мешай.

И ослик потупился, доел пиццу и задумался.

По соседству с Антоном и Боливаром жил еще один ослик – Иа, инвалид великой французской буржуазной революции, хвост потерял в боях за «ридну Гасконщину». Теперь он тихо и мирно спивался и скуривался. И зачитывался теософией Блаватской.

Как-то раз заяц зашел в гости к Иа и сказал:

— Слышь, ветеран, блин! Дай, блин, денег до получки.

Иа прикрыл дверь, сходил в комнату и принес из заначки три рубля.

— На.

— Спасибо, ветеран, блин! Выручил!

И ушел. А Иа сил на старенькую тахту и заплакал.

Однажды Антон и Иа сидели у подъезда за столиком и рубились в домино. Почти весь день. И настолько свыклись душой с этой глубоко интеллектуальной забавой, что к вечеру их потянуло на философские беседы. Они обсуждали арийцев и атлантов. И вежливо интересовались у уставших прохожих, возвращавшихся домой с тяжелой работы:

— А что вы думаете о теософии? Неужели и вправду грядет время арийской расы?

А прохожие только отмахивались и вежливо отвечали:

— Да пошли вы на хрен! Ишачишь, ишачишь, идешь домой, думаешь, отдохну, а тут ослы с тупыми вопросами.

Ослики только растеряно переглядывались. Но не плакали. Зачем же плакать, если отвечают вежливо.

И как-то Антон сидел и думал над грядущим арийским господством, о положительных качествах осликов и о том, что все слезы в мире от зайцев. И спросил тогда он у Боливара:

— А ты так и не прочитал книжку, которую я тебе дал?

А Бо даже не взглянул на Антона:

— Блин, отвали. Не видишь, в Quake рублюсь!

Ослик печально взглянул на зайца, потом улыбнулся недобро и, подойдя сзади к Бо, ударил его копытом в затылок.

— Зря не прочитал, мне понравилось, — и пошел готовить кофе.

С тех пор все прочитали Блаватскую, зауважали ослика, звали его отныне исключительно Антоном и никогда Лёвой. Все согласились, что арийская кровь будет властвовать. Что она, безусловно, течет в первую очередь в ослиных жилах. Многие согласились, что зайцы есть зло.

И только одинокий Румата Эсторский, местный псих, рассказывал байки о равенстве, приводя в пример уши ослов и зайцев.

©

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: